Севакундж - место священного танца Раса

Севакундж — место священного танца Раса

Признаюсь, утреннюю службу мангала-арати мы дружно проспали. Только в шесть часов утра, когда индийское солнце уже показало свои первые лучи, я пошел в самадхи Шрилы Прабхупады и читал там джапу до семи.

На даршане Божества были в белых одеждах, на фоне красочных картин.

Лекцию по Шримад Бхагаватам читал Гирирадж Свами. Он говорил медленно и отчетливо, а я как обычно переводил для русских преданных. Они уселись вокруг меня, потому что обычная технология с микрофоном и наушниками сегодня дала сбой – мы так и не сумели поймать нужную волну. Махарадж рассказывал о том, что преданные не обязаны совершать благочестивые поступки, но тем не менее совершают их для проповеди обыкновенным людям. Например, однажды в Австралии во время Ратха Ятры в одном из близлежащих зданий произошел пожар, и бхакты поймали женщину, прыгнувшую с высокоэтажного здания, в материю Господа Джаганнатхи.

После лекции мы полакомились махапрасадом из киоска, любезно предоставленным одним из слушавших, Виктором из Норильска.

После завтрака мы с моим новым знакомым индийского происхождения Кананом, Девапрастхой и Тапаюктой отправились в поход по вриндаванским храмам. В Банке Бихари на меня надели гирлянду и угостили махапрасадом. В храме Радхи Шьямасундары мы получили даршан изначального Божества, справа от алтаря, и лицезрели многочисленные картины на стенах храмовой комнаты. Пуджари дал нам листья туласи и еще какой-то подозрительный свернутый листок. Я знаю, что местные жители покуривают такие самокрутки и загадочно улыбаются – наркотического действия травка в некоторых областях Индии достаточно популярна и считается безобидным развлечением. Я тут же отдал этот свернутый предмет каким-то местным паломникам.

Миновав Пурнамасья-мандир, мы приблизились к Севакунджу, месту священного танца раса. Не успел я совершить полагающийся земной поклон (дандават) и вознести молитвы, как две обезьяны крепко вцепились в гамчу, висевшую у меня на шее. Стоявшие неподалеку ребята лет по десять быстро оценили ситуацию и, вооружившись дубинками, лежавшими наготове, воинственно приблизились к разбушевавшимся приматам. За пару рупий они согласились сопровождать нас по легендарной роще.

В храме Вриндавана Чандры наш гид Канан сообщил, что когда-то здесь жил брат в Боге Шрилы Прабхупады, причем основатель-ачарья ИСККОН говорил, что, в отличие от остальных учеников Бхактисиддханты Сарасвати, тот не завидует его успехам в проповеди. Я помню это место – два года назад, когда Нама Хатта прабху оставил тело после продолжительной и мучительной болезни, мы несли его на паланкине по Вриндавану и заходили в этот мандир.

У Имли Талы мы поклонились Божеству Господа Чайтаньи, обошли Его несколько раз, получили даршан Божеств Радхи Гопинатхи и Нитай Гауры. Пуджари уверяет, что именно этим Божествам поклонялся сам Санатана Госвами. Справа на вьясасане – мурти Бхактисиддханты Сарасвати. В храме Радха Дамодара нас угостили маха-прасадом от Шрилы Прабхупады. Мы совершили мини-парикраму четыре раза – именно такое количество обходов, согласно легенде, по духовной силе равняется обходу самого Холма Говардхан.

Когда мы возвращались домой, свора дерущихся обезьян свалилась мне под ноги с крыши небольшого дома, образовав опасный клубок, грозящий укусами и другими обезянними неприятностями для человека, попавшего под горячую лапу. К счастью, я отделался легким испугом, а Канан, ухмыляясь, сказал, что Кришна спас мою жизнь.

Дома нас ждет горячий обед, приготовленный Найка Рупой. Набхи повез двух русских бизнесменов на Радха Кунду. На балконе бегает десятимесячный карапуз по имени Рама. Через дорогу от нас идет какая-то стройка. На лужайке играются дети преданных. Идиллическую картину нарушает разве что облитая зеленой краской моя курта, сушащаяся на балконе.

Вечером я выбрался в Кришна Баларам. Встретил Нрисимху с мамой и поинтересовался, как лучше добираться до Джаганнатха Пури – они собираются ехать туда где-то через неделю.

В магазинчике подарков поговорил с балагуром Кришна-Мишрой. Он представил меня боснийскому преданному Сачисуте, который взахлеб рассказывал о том, какое блаженство сейчас в Маяпуре, откуда он только вернулся.

Познакомились еще с двумя преданными – Вирочаной и Кришнадасом из Новосибирска, ему только 15, и уже два года учится в Маяпурской гурукуле, желает стать учеником Ниранджаны Свами.

После оживленного киртана я пошел в домик к Ниранджане Свами. Махарадж читал без перевода, пока не подошел Вибхути с группой русских преданных. Я вызвался переводить лекцию, в которой Ниранджана Свами говорил о том, как Вишвамбхара разгневался и побил горшки, испытывая терпение Шачи, о том, как Джаганнатха Мишра оставил этот мир, как Вишвамбхара принес домой золотые слитки, о кажущейся бедности в доме Шачи.

После лекции одна из приехавших из Маяпура женщин-преданных достала махапрасадные сладости, и Махарадж из своих рук раздал их всем присутствующим.

На обратном пути, как обычно, зашли в Кришна Баларама Мандир, насладились пением Аиндры, получили махапрасад от Божеств. Дома мне осталось только прочитать гаятри и сделать пометки в дневнике.