Река Ямуна во Вриндаване

Река Ямуна во Вриндаване

Вчерашняя ночная вылазка дает о себе знать. С трудом продрав глаза, вяло ходим по мраморному полу наших апартаментов и вычитываем утреннюю молитву, джапу. Я лишь сбегал в гостиницу отнести чемоданчик Вишнумурти, как было обещано.

Найка Рупа предложил сегодня сходить на реку Ямуну, мы были не против, и наша небольшая группа из шести человек в одиннадцать часов через ворота Бхактиведанты двинулась в сторону Кришна Баларама мандира.

Поклонившись дереву Кришны и Баларамы, мы отправились на поиски Вараха гхата, указанного в путеводителе, с которым я не расстаюсь. На иллюстрации я видел Божество Варахи, и вскоре мы смогли вместе лицезреть его в старом храме. Напротив находится ашрам Гаутамы Риши, великого мудреца. Тут же и его мурти – вот он сидит важный и задумчивый, лицо обрамлено могучей бородой.

По тропинке мальчиков-пастушков мы вышли к Калийа-гхату, посетили самадхи Прабодхананда Сарасвати и храм Калийа-мардан, где полный добродушный пуджари за небольшое пожертвование с радостью попозировал на фоне Божеств и даже рассказал нам несколько историй на таком ломаном английском, что я лишь урывками улавливал нить повествования.

Через Прашкандана Гхат мы вышли к Мадана Мохану, побывали на Двадашадитья-тиле, в бхаджана-кутире Санатаны Госвами, попили воды из колодца – по словам учителей прошлого, это чистая божественная любовь в жидком состоянии. Спустившись с холма, мы посетили Адвайта Ват, обошли вокруг священного дерева и побрели в самадхи Санатаны Госвами. На глиняном полу возле алтаря расположилась группа почтенных бабаджи, которые дружно распевали необычное сочетание мантр и бхаджанов: шри кришна чайтанья прабху нитьянанда харе кришна харе рама шри радха говинда. На наш слух это нечто вроде ремикса того, что мы слышали и читали – все в одном.

На Ямуне, как обычно, вода мутная, мы ходили вдоль берега, чтобы найти место почище, и Найка заверял, что своими глазами видел его где-то тут во время прошлой экскурсии. Промотавшись без толку вдоль песчаных берегов, мы вернулись туда, где принимали омовение ранее. Я сел и прочитал брахманскую молитву гаятри. Вокруг бегали вриндаванские дети, гонялись друг за дружкой, барахтались в воде, не утруждая себя какой-либо одеждой. Неподалеку сидел невозмутимый йог с длинными спутанными волосами и облаченный лишь в прикрывающую промежность узенькую повязку – каупину. Но пока мы рассматривали окрестности, поднялся шторм, и нам пришлось в срочном порядке ретироваться.

На пути домой я встретил итальянского бхакту, который недавно присоединился к Движению и бродил по Вриндавану с широко открытыми глазами и красивым новеньким фотоаппаратом (хорошая мишень для обезьян, кстати, не в пример моей фотомыльнице). У храма Кришны Баларамы я повстречал Гопал Кришну Госвами, поклонился ему и поздоровался: «Харе Кришна!» В ответ махарадж улыбнулся, он узнал меня по своим поездкам в Нижний Новгород, я и переводчиком выступал несколько раз. «Хорошо!» — молвил он, похлопав меня по плечу.

В квартире я бухнулся на кровать и забылся в дневном сне.

Очнулся лишь после пяти и побрел в храм. Джагатпуруша сказал, что скоро приедет Бхакти Викаша Свами. Мы с ним также знакомы по Нижнему Новгороду. Махарадж жил с нами на арендованной для санкиртаны квартире в Сормово. На лекциях он цитирует множество санскритских текстов и зачастую спрашивает у аудитории, кто знает этот стих. В нашем храме тут же поднимается лес рук. Несколько человек знали по сотне-другой шлок, а мы с Шридхарахавьей могли процитировать более пятисот, причем наш славный повар мог наизусть пропеть всю Бхагавад Гиту во время приготовления пира, а это ни много ни мало 700 стихов. Бхакти Викаша Свами тогда заявил, что во времена Господа Чайтаньи Навадвипа считалась центром учености. В нынешние времена таким центром стал Нижний Новгород.

Какие-то приехавшие из другого города ребята-индусы попросили меня щелкнуться с ними на память, даже обещали прислать фотографию. Для них по-прежнему западные белые преданные – диковинка. Мы для них, наверное, бледнолицые, и отношение бывает разное, но в основном – доброжелательное.

Вечером я направился к Ниранджане Махараджу в домик Враджа Бихари. Встречавшиеся по пути охранники с большими старомодными ружьями дружелюбно улыбались и приветствовали: «Харе Кришна!» В уютной комнатке Ниранджана Свами обсуждал с Махамантрой завтрашнюю поездку на Говардхан. Тут же находились и Адришья с Вайкунтханатхом, и несколько бхакт из России. Махарадж давал лекцию по «Чайтанья Бхагавате», вернее, он просто читал из книги, а потом задавал вопросы по тексту, много смеялся и шутил. Меня переполняет радость от возможности находиться здесь, во Вриндаване, у стоп великой личности, и слушать повествования о Кришне, причем принимать самое неподсредственное участие в обсуждении (кроме всего прочего я – постоянный переводчик для всей группы). Когда мы уходили, Адришья угостил маха-прасадом.

На обратном пути пуджари Кришна Баларама мандира также побаловал нас махапрасадной халавой и гранатом с алтаря. В храмовом помещении звучали раги и заливистый голос гандхарва Аиндры, расположившегося со своей группой неподалеку от Радха Шьямасундары.

На выходе возле лавочек с продуктами я встретил Гену с супругой, покупавших молоко. Завтра они едут в Джайпур, а мы с Девапрастхой собрались на Говардхан.