Священное озеро Радха-кунда

Священное озеро Радха-кунда

В половине шестого утра мы дружным коллективом из шести человек на двух рикшах направились в дальнюю часть Вриндавана.

Первым пунктом нашей парикрамы был храм Гопишвары Махадева, неподалеку от Аннапурна-мандира, где поклоняются Дурге. Шива-лингам стоит в центре большой храмовой комнаты, и несколько пуджари постоянно льют на него воду. Понаблюдав несколько минут за этой необычной церемонией, мы позвонили в колокола, по примеру других паломников. Вибхути рассказывал, что по вечерам Шиву одевают в одежды гопи, и в храме столько народу, что не протолкнуться.

На улице кто-то из наших сообщил, что Говинда Марарадж любит полакомиться сладким молочным напитком ласси в одной из находящихся неподалеку продуктовых лавок, и мы без вопросов последовали его примеру.

Во время моей прошлой поездки, двухлетней давности, в 1995 г., он водил нас вокруг холма Говардхана, причем мы начали поход вечером, а вернулись в три часа ночи. Проходя мимо какой-то деревни, мы заметили большое скопление народу, было очень весело, мужчины били в двухметровые барабаны деревянными палками. Преданные подхватили ритм, затянув киртан, а Говинда Махарадж выхватил несколько палочек и начал подыгрывать на одном из барабанов. Какой-то местный бабА с кличем «Холи!» (так называется индийский праздник, в котором все обливают кого ни попадя краской, с минимальными шансами дальнейшего отстирывания) набросился на наших, обливая их раствором из ядовито-желтой куркумы из большого шприца. И хотя холи к тому времени уже давно как закончился, кое-кто все не уймется и продолжает шалить на дорогах. Через десять минут вся деревня превратилась в поле битвы, где пули заменяли меткие броски горстями краски, благо ее было вдоволь. Одежда всех присутствующих быстро пришла в негодность, и лишь некоторые из заблаговременно ретировавшихся душ спасли свой гардероб от такого красочного надругательства. Помню, как быстро мы покинули деревню, как я догонял основную группу, спрашивая у ночных прохожих путь. И лишь три ярко-желтых пятна на моем дхоти (индийская одежда) еще долго напоминали мне о той бурной ночи.

После Гопишвара Махадева мандира мы посетили Вамшивату, где несколько раз обошли вокруг священного баньянового дерева. В разных уголках храмового дворика расположены мурти Радха-Раджбихари, Гаргамуни, Вьясы и Шукадевы Госвами. В углублении массивной и высокой стены – Божество Брахмы, а мальчики-пастушки, согласно истории из писаний, заточены в клетку. На большом изображении – танец раса, а Шива – в двух ипостасях – днем он предлагает цветок лотоса, а ночью предстает в образе гопи.

Долго мы искали самадхи Шриниваса Ачарьи, и к счастью проходящие бхакты из Гаудийа Матх подсказали нам дорогу.

В храме Радха-Шьямарайа во дворе поклонились самадхи Гауридаса Пандита. Когда же мы подошли к Радха-Гопала мандиру, то увидели перед собой закрытую на висячий замок дверь.

В храме Лала Бабу большой сад и строгий охранник, указавший нам на табличку о запрете любых фото- и видеосъемок.

В Гьяна Гудри мы оказались на просторном дворе с несколькими деревьями. Именно в этом месте, согласно Шримад Бхагаватам, Уддхава беседовал с Видурой. Здесь получили даршан Божеств Текари Рани.

Мы сделали небольшой привал, затем продолжили путь. Во вриндаванском Джаганнатха Мандире, реплике величайшего храма всех времен, — большие Божества, а рядом стоит колесница для Ратха Ятры.

В сверкающем бликами отраженного света храме зеркал Джугал Кишоре вам дают покачать маленького Кришну на качелях, как во дворце Нанды Махараджа. За это нужно заплатить по десять рупий. Здесь также находится так называемый Банк святого имени. За небольшое пожертвование ты можешь оставить тетрадь, исписанную святыми именами. У стены находится огромная груда рукописей, которые мы с интересом полистали.

В храм Ранганатхи местные «правоверные» нас не пустили, поскольку, подобно храму в Джаганнатха Пури, на всех неиндусов здесь наложено строгое вето. Мы смогли пробраться только в первый внутренний двор, откуда поснимали на видеопленку золотую колонну и сфотографировались на фоне величественного мандира.

Местом нашей следующей остановки был храм Говиндаджи, где после получения даршана мы направились в укромное прихрамовое строение с Йогапитхом. Именно в этом месте Рупа Госвами обнаружил Божество Говиндаджи, и впоследствии обустроил бхаджана кутир, место своего служения. В подземной пещере мы лицезрели Божество Йогамайи, оседлавшей льва. Поскольку электричества не было, читать не получалось, и Вибхути Шакти поведал нам несколько историй об этом месте.

В Гопинатха мандире к нам подошел паломник из Бангладеша, сопровождаемый супругой, и поведал нам, что после обретения освобождения, мокши, душа не сливается в Богом, Кришной, и в этом утверждении мы все его дружно поддержали.

На обратном пути мы посетили Брахма кунд, где Брахма возносил молитвы после того, как украл мальчиков и телят. На Лой Базаре мы прикупили овощей и лихо прокатились домой на рикшах. Свет в очередной раз отключили, и пока наш хозяин настраивал автономную подачу электричества, я засел за свои дневники.

После небольшого отдыха я вернулся на Лой Базар, и в гостеприимном Ганга-шопе разменял триста долларов по курсу тридцать семь рупий за доллар. На индийские деньги я приобрел разного товара: дхоти и курту для Гопишвары, благовония, четки, кантхималу, поднос для Божеств, посуду для Ананта Шеши и для себя. На рынке я встретил своего знакомого, Кешаву из Южной Америки, ученика Вирабаху. С ним мы и бродили по рынку, пока не стемнело.

В девять вечера по заказу опытного Вибхути приехали две машины такси, на которых мы отправились на Радха Кунду, на замечательный фестиваль, посвященный Дню явления этого священного озера. Не проехал и половины пути, мы осознали, насколько грандиозным будет торжество – все дороги были буквально забиты машинами и людьми. Не обошлось и без дорожного происшествия. Наш драндулет цепанул аналогичный движущийся рядом артефакт, и оба водилы после небольших пререканий быстро вернулись на свои места и продолжили путь. Никаких гаишников, никаких страховок, никаких разборок. Живы, ну и ладно.

Далее нам пришлось пуститься в объезд, чтобы хоть как-то приблизиться к священному месту, облепленному паломниками, где все смешалось, люди, кони… повозки и автобусы. От точки нашей остановки до Радха кунды пришлось идти пешком минут двадцать, вдоль холма Говардхан. Везде горят огни, шумные толпы народа пробираются мимо сотен припаркованных автомоторов. Многие пожилые люди сидят на корточках. Тысячи нищих протягивают костлявые руки и просят о помощи.

Мы обошли вокруг озер Шьяма кунда и Радха кунда по часовой стрелке три раза, согласно обычаю. Проходили мимо Лалита кунды, откуда сама Шримати Радхарани набирала воду. Когда я спросил у одного проходящего мимо американского мальчика, принимал ли он уже омовения в священном озере, он лишь рассмеялся: «Да ты с ума сошел – я не хочу, чтобы меня задавили!»

Мы заскочили в храм ИСККОН, где встретили Шри Балараму и Мадхусудану, моих юных знакомых. После того, как мы с Вибхути Шакти прочитали гаятри, мой старший товарищ предложил двинуться в обратный путь, но мы с Девапрастхой все-таки были намерены испытать судьбу и, подобно другим паломникам, надели набедренные повязки, гамчхи, для купания. Но не тут-то было! На входе в место для омовения, гхат, стояли дюжие охранники с дубинками, которые успешно сдерживали прорывающуюся толпу во избежание массовой давки. Получив пару толчков в живот, я развернулся и начал осматривать прилегающую территорию. Все крыши в округе были усеяны людьми. Около бордюра неподалеку я заметил какое-то движение, и вскоре, перемахнув через забор практически на головы паломников, с высоты в три метра, я оказался практически у самого озера. Я бухнулся головой в воду, предложив поклоны Радха кунде. Окунувшись с головой раз пятнадцать, я услышал оглушающие крики и увидел, как ликуют люди вокруг. На моих часах было ровно двенадцать. Именно в этот момент явления священной дхамы омовение наиболее благоприятно. Я набрал воды в захваченную мной бутылочку и вышел. Неподалеку расположился Локанатх Махарадж со своими учениками.

Наверху, в храме ИСККОН, я с удовлетворением обнаружил свою одежду и кошелек, оставленные под присмотр нашим бхактам. В таком людском водовороте, где и руки-то своей в толпу не увидишь, неплохо получить обратно свои пожитки.

В два часа ночи мы, уставшие и счастливые, прибыли в свой домик, где еще некоторое время обсуждали перипетии удивительного события, свидетелями которого мы стали.