Зеркальный зал, гордость Короля-Солнце

Зеркальный зал, гордость Короля-Солнце

А напоследок я побалую себя и Вас небольшим экскурсом в историю Версаля, бывшей резиденции французских королей. Когда-то это было лишь небольшое охотничье поместье, наподобие феодального, которое приглянулось королю, и Людовик 14-ый, Король-Солнце, решил обустроить местечко для своих нужд. В результате небольшое селение Версаль, прилегающее к месту строения будущего дворца, быстро превратилось в строительный городок, все работоспособные жители которого были мобилизованы для постройки, король даже запретил любые другие строительные работы в окрестностях, чтобы люди не отвлекались. Тем не менее рабочих рук все равно не хватало, и привлекались гастарбайтеры из Нормандии и Фландрии. Также проводились тендеры среди подрядчиков, способных закрыть те или иные работы. Бюджет выделялся скупо, работать на короля считалось за честь (по крайней мере самим королем), поэтому гонорары выплачивались со скрипом, а выигравшие тендеры страдальцы должны были довольствоваться лишь суммами, указанными в контракте, и ни ливром больше! И это несмотря на дополнительные работы и расходы, которые неминуемо возникают в ходе любой стройки (это знает каждый, кто сталкивался хоть раз со стройкой или ремонтом, да?). Ну и естественно почему бы не поиспользовать армию, когда нет войны – столько энергии пропадает даром! Все мобилизованные граждане также приложили руку к строительству.

Сколько денег ушло на строительство Версаля

Тем не менее бюджеты росли, а количество потраченного серебра медленно, но уверенно приближалось к отметке в 10 миллионов килограмм, а потом достигло десяти с половиной миллионов, это два с половиной миллиарда евро по сегодняшним ценам на серебро. Именно в такую сумму можно оценить строительство. Это значит, что короли были не такими уж богатыми, им приходилось тратить не только деньги, но и прилагать все усилия, использовать власть и влияние, чтобы добиться того, что мы сейчас видим, приезжая на осмотр Версаля.

Хочешь получить титул — добро пожаловать в Версаль!

И когда постройка была в основном завершена, Людовику пришлось буквально за уши притягивать к этому месту влиятельных граждан, аристократию. Им-то было не очень комфортно мотаться туда-сюда из Парижа и обратно – ведь не было ни городской электрички RER, ни высокоскоростных трасс, ни безлошадных повозок. Многие из них проживали в апартаментах при Версале хотя бы потому, что иначе могли потерять свой статус или лишиться титула, а все новые чины, титулы и награды можно было получить только тусуясь в Версале, так решил король.

Из Лувра в Версаль и обратно

В то время, когда основная королевская резиденция находилась в Версале (короли несколько раз для разнообразия меняли это место – из Версаля в Лувр и обратно – в зависимости от своих предпочтений и политической ситуации в стране – как только начинало пахнуть жареным – они сваливали из Парижа в загородный Версаль – так они чувствовали себя в большей безопасности), население Версальского поселение составляло не много ни мало сто тысяч душ. И многие разъехались, как только все эта королевская ратия переехала в Париж. В частности, это произошло в 1789 году, и место быстро пришло в запустение, некому было за ним ухаживать, бюджеты на поддержку резко сократились. Лишь Наполеон в 1799 году снова взял имение под свое крыло и проводил в Версале немало времени.

В 1871 году германское правительство провозгласило в Зеркальной галерее Версаля новую Германскую империю. Этим немцы намеревались максимально унизить и задеть гордость французов, подавить их волю.

О Трианоне

У нашего короля в голове всегда лишь Трианон

Мадам Ментенон

Я не люблю вдаваться в детали политических историй и не собираюсь здесь пересказывать мировую историю – лучше почитать ее на Википедии. Но несколько пикантных подробностей, касающихся Тианона, не могут пройти мимо моих и Ваших ушей и глаз. Ведь личная жизнь королей – это так любопытно.

При всех строгости дворцового этикета и обязанностей, налагаемых на лиц голубых кровей (не путать с «голубыми»), для них совершенно естественно было иногда и отдохнуть душой и телом, «развеяться», так сказать. С такой-то властью и не поразвлечься! Поэтому вполне естественно, что Король-Солнце вскоре начал воздвигать и отдельный дворец, Большой Трианон, где можно побыть самим собой, побуянить, утолить свои тайные страсти в кругу немногочисленных приближенных. И название было подобрано красивое – maison de plaisance. Т.е. собственно домик для развлечений. О сколько бы мы узнали о королях, если бы в то время существовали скрытые видеокамеры!

 О цветах и о гостях

Здесь гости никогда не видели засохших листьев, а все ветви были усыпаны цветами

Ленотр о Трианоне

В Трианоне было заведено ежедневно, а то и по два раза на день менять горшочки с цветами, а их насчитывалось несколько тысяч. Специально подготовленные цветочных дел мастера постоянно следили, чтобы вид и аромат свежих цветов постоянно услаждал гостей дворца. Надо сказать, что посетители не задерживались здесь надолго – они прибывали по специальному приглашению короля на день-два и после этого отбывали восвояси. Среди постояльцев дворца можно выделить лишь наиболее значительных персонажей – это Петр Первый, который заявился сюда в 1717 году, Мария Лещинская, супруга Людовика Пятнадцатого, и Шарль де Голль, президент Франции.

О морганатических браках и Маркизе де Ментенон

Рассказав о Версале, мы не можем обделить своим вниманием и несколькими теплыми строками госпожу де Ментенон, которая оказывала на Людовика Четырнадцатого огромное влияние. Как в фильме «Распутин», который мы посмотрели на днях, герой Жерара Депардье влияет на принятие государственных решений, пребывая в царском доме в качестве врачевателя и духовного наставника, так и мадам Ментенон, являвшаяся официальной фавориткой Короля-Солнце и постоянно сопровождавшая его во время важнейших мероприятий, а также состоявшая с ним в морганатическом браке, сильно повлияла на его жизнь после смерти супруги.

Людовик хоть и был чрезвычайно воспитан и корректен в общении с подчиненными, тем не менее обладал несколько разнузданным характером человека, которому дозволено практически все. Вспомним песню Аллы Пугачевой «Все могут короли, но жениться по любви не может ни один король». Это не совсем верно, с исторической точки зрения. Если король захочет жениться, он может сделать это в морганатическом браке.

Морганатический брак предусматривает неравное положение сторон, во всех отношениях. Как правило, у одной стороны нет дворянского или королевского происхождения, нет достаточного богатства, и эта «голь» не получает наследства по смерти своего избранника. Соответственно, отпадает сразу же значительная часть мотивации, движущей молодыми девушками, которые выходят замуж за богатеньких старперов с мыслью о безбедной жизни в случае смерти избранника.

«Эгоистом был, эгоистом и умирает!»

Но госпожа Ментенон, хоть и была произведена в маркизы после того, как неожиданно для многих приблизилась к королю, через свою подругу, знавшую о ее благочестии и попросившую присмотреть за осиротевшими детьми Людовика. Постепенно уже немолодая вдова не только вошла в доверие к монарху, но и приглянулась ему для более интимного общения. На всех приемах и официальных встречах короля стали замечать в компании этой дамы, и вокруг начали пошептываться о том, кто же принимает решения государственного значения – сам король? Или не сам? Нам остается только догадываться, но вот о чем доподлинно известно, это о том, что госпожа Ментенон, основательница женской школы светского характера, была рьяной сторонницей строгих правил и приличного во всех отношениях поведения, радетельницей библейских принципов. И постоянное общение с Людовиком повлияло не только на его характер, но и на всю атмосферу во дворце. Весь двор стал слишком целомудренным, богобоязненным, превратился в унылое место, где, по выражению одного из современников, «даже кальвинисты завыли бы от тоски» (вспоминается шутка – «чего это у Вас так скучно? Взяли бы да пригласили цыган, что ли, развеселили бы вас» — на что отвечают: «Да приглашали мы ужо цыган, да побыли они здесь и уехали – сказали – Скучно тут как-то у вас»). Балы и мессы сменились чтением Библии. Единственная отрада у короля осталась – это охота, тут уж он мог дать волю своим эмоциям. Характерно, что при смерти умирающий Людовик Четырнадцатый, согласно легенде, произнес: «При предстоящей нашей разлуке меня утешает мысль, что она не будет продолжительной, и мы скоро увидимся». На это дама его сердца ответила так: «Очень любезное утешение! Эгоистом был, эгоистом и умирает!»

О мезальянсе

Для того, чтобы как-то оправдать такие неравные браки, в некоторых европейских государствах ввели понятие мезальянс. При этом один из брачующихся принимает титул, равный положению своего избранника. Так женщина могла стать дворянкой, как старуха из Золотой Рыбки Пушкина. Если же такого социального превращения из золушки в принцессы не происходило (мы видим, как тематика мезальянса фигурирует во многих произведениях, где роль общественных законов приписывается магическим трансформациям и тетушкам-феям), то такой брак назывался морганатическим.

Еще хотелось бы отметить, что не во всех культурах окружающие с пониманием относились к таким бракам. Все-таки не всегда «Все могут короли», не всегда они могут «жениться по любви», что отметила в своей песне Алла Борисовна. В Индии такой брак зачастую карался высшей мерой, казнью, а дети оставались вне каст – это хуже любой ссылки – такой человек навсегда остается вне закона, неприкасаемым, все двери для него закрыты, он обречен на вечное порицание и ненависть окружающих.

О Короле-Солнце, или как играть короля

Он очень точно отвечает и всегда так ласково говорит, что никто от него никогда не слышал ничего обидного. И в истории не найти ни одного монарха, который был бы настолько благовоспитан и добропорядочен и проявлял такое же благорасположение ко всем, как он.

Он хорошо знает, как играть короля».

Прими Висконти о Людовике Четырнадцатом