вид на Версаль

вид на Версаль

Третий день нашего парижского путешествия был посвящен Версалю. Признаюсь откровенно (при этом я краснею от стыда), я практически ничего не знал о Версале до этого. Очевидно, те из любителей беллетристики, кто увлекался серией об Анжелике, хорошо знакомы с дворцовыми интригами и злоключениями, происходившими в этой местности, но для меня до поры до времени это был лишь пустой, хоть и мелодичный, звук – Версаль.

Ситуация начала проясняться по мере нашего планирования каждого следующего дня. Я прочитал, что Версальский дворец был построен Людовиком Четырнадцатым за пределами Парижа и стал колыбелью французских королей, дворянства и аристократии, именно в нем воплотились все мечтания королевской элиты о райской жизни. Вся архитектура, расположение аллей и каналов, роскошные фонтаны и зеркальные залы должны были внушать в сердца обычных граждан благоговение и восхищение богатством, мощью и вкусом правящего сословия.

Голый ли король? А можно заглянуть в спальню?

Желание показать свою жизнь на зависть другим, выставляя напоказ даже такие интимные места, как королевская спальня, доходили до такого предела, что в течение дня все эти залы и покои превращались в музей, где водились экскурсии и шныряли все, кому не лень. Все помещения соединялись по кругу, никакой приватности, король жил в проходной комнате, и как тут не заметить какому-то случайному прохожему: «А король-то голый!».

Чем пахло в Версале?

Я, конечно, утрирую, но данная разновидность эксгибиционизма не была в новинку для тогдашнего высшего общества – все пытались покрасоваться друг перед другом новыми нарядами, попасть на прием или на бал, засветиться в королевской тусовке, завоевать сердца поклонников, обрести любовь или заплести интрижку. Посетителей даже не отпугивала ужасная вонь – во всем дворце не было элементарных туалетов, а обладатели королевских голубых кровей пользовались ночными горшками, содержимое которых без задней мысли выливалось прямо за окно. Похоже, обоняние было не самым развитым чувством, не было в почете. Немудрено, что любой, кто мог хоть как-то прилично пахнуть, и не рыбой и луком, а травами и экстрактами цветов, мог наделать много шуму – вспомните того же «Парфюмера».

На подступах к Версалю

Дорога в Версаль заняла около сорока минут. Мы нашли нужную линию городской электрички RER, благополучно распознали нужный состав (некоторые поезда сворачивают в другом направлении, выйдя за городскую черту – нужно внимательно следить за табло с обозначением конечного пункта назначения), уселись на верхнем уровне двухэтажного вагона, и уже через несколько минут наслаждались сельскими пейзажами парижских окрестностей.

Прибыв на станцию, стало понятно, что все, кто ехал в нашем составе, направляются именно туда же, куда и мы – в этих окрестностях очевидно и смотреть больше не на что. Соответственно ребята в униформе тут же, на станции, давали указания прибывшим – куда идти, где покупать билеты. Мы заприметили приличных размеров очередь и с покорным видом пристроились в ее хвосте. Париж быстро приучает Вас к очередям. Стояли минут пятьдесят. Кто-то не выдержал и начал искать другие кассы – очевидно, билеты можно приобрести не только здесь. Добравшись в конце концов до стойки, где вежливая девушка поинтересовалась, что именно мы собираемся посетить, мы уже были готовы на все, прочитали все рекламные объявления и созрели и на дворец, и на поющие фонтаны, и даже на Большой и Малый Трианон. Такой комплексный билет обошелся нам в 25 евро на человека.

 

С чего начать осмотр Версаля — практический совет

Но впоследствии оказалось, что, как и во многих парижских музеях, купить билет – это лишь полдела. Теперь нужно выстоять еще одну очередь на вход, где посетителей подвергают тщательному обыску, как в таможенной зоне аэропорта, с просвечиванием и металлоискателями. Подойдя к золотым воротам на входе, мы узрели многоликую толпу, извивающуюся словно змея по всей придворцовой площади. Проходящая мимо женщина дала нам очень дельный совет – сначала осмотреть сады и Трианон, а дворец оставить напоследок. «Ближе к закрытию Вы сможете зайти безо всякой очереди», — отметила она, и оказалась абсолютно права, а мы провели этот день с максимальной пользой и эффективностью.

Обогнув дворцовые строения справа, мы оказались у входа собственно в сады. О, как же радуют глаз эти виды – все геометрически выверено, и с дизайнерской точки зрения все пропорции соблюдены, цветовые сочетания впечатляют, все насыщенно и ухоженно. Я конечно же тут же установил свой штатив и мы даже успели сделать несколько совместных снимков, благодаря системе задержанного спуска затвора, пока не прибежал служитель дворца, озабочен с лица, и не сообщил, что «не положено», и в оставшееся время штатив использовался лишь как дополнительная нагрузка для моих рук и спины. Его даже дважды пришлось сдавать в камеру хранения – в Трианоне и в Версальском дворце.

Сады Версаля

Гранд Канал – это система каналов и небольших озер, окруженная скульптурными сооружениями. В одном из них вот бородатый полуголый исполин возлежит, оперевшись локтем о перевернутый сосуд, откуда выливается каменная вода, в одной его руке кинжал, другая покоится на колене, рот открыт в немом восклицании, на голове венок. У его ног приютился ангелок.

Далее – ухоженные аллеи, обрамленные опять же всевозможными мраморными или гипсовыми фигурами, стоящими и сидящими, одетыми и раздетыми, некоторые постаменты пустуют – то ли уже своровали, то ли разрушены временем, то ли на реставрации. Кустики и деревья аккуратно подстрижены, либо конической формы, либо прямоугольной. Многие дорожки и аллеи с двух сторон обрамлены живой изгородью – прямо стены правильных очертаний, и заканчиваются уютными закуточками, в которых члены королевской семьи, очевидно, могли устраивать тайные свиданья и романтические рандеву при луне. Для создания торжественной атмосферы везде звучит классическая музыка. Есть закрытые территории и побольше, с колоннадой и арками, с беседками и скамеечками, в центре одной из них – величественная скульптура, изображающая накачанного бородача, который то ли борется, то ли играется с двумя полураздетыми девушками. Его гардероб также характерен почти полным его отсутствием – очевидно, королям настолько опостылели их одеяния, что им хотелось любоваться лишь обнаженными натурами обоих полов. Причем мужской род отображен или бородатыми брутальными экземплярами с хорошо проработанной мускулатурой и кубиками пресса, или женоподобными юношами.

Скульптурные композиции

Пройдя пару «кварталов», мы любуемся современной арт-инсталляцией – перевернутый ствол дерева, покоящийся в вертикальном положении на нескольких небольших ветвях, а на его корневище, устремленном в небо, растет небольшое деревце. Как это символично…

Прямо посреди широкого водного резервуара Гранд Канала размещена скульптурная композиция в золотых тонах. Это наполовину утопленная в воду колесница, запряженная четверкой лошадей. Все они возбуждены, возница едва сдерживает поводья. Со всех сторон ее окружают странные могучие человекоподобные существа (сатиры?), которые дуют в дудки, с раздутыми щеками и выпученными глазами. Тут и там из-под воды выглядывают огромные рыбьи головы, морские чудища с острыми клыками. Еще один паренек пристроился у подножия возницы, смотрит на него с удивленно-восхищенным выражением лица, снизу вверх. Таков Бассейн Аполлона, который через пару часов оживится струями «поющего» фонтана.

Большой Трианон

Мы повернули на тропинку, ведущую к дворцам Большого и Малого Трианона, и неожиданно оказались в сказочном лесу, с невероятно красивой листвой и безлюдными полянками. Это невероятно – оказаться таком месте прямо в сердце Версальского заповедника, в нескольких минутах ходьбы от бушующей толпы туристов со всего мира. Вообще сочетание многолюдности и уединенности так характерно для этого места.

Добравшись до площади перед Большим Трианоном, мы сделали передышку. Желудок также начал требовать внимания к себе, и мы заняли очередь у повозки с печеной картошкой, где активный господин со шрамом и в смешной белой шляпе вместе со своим помощником ловко подцеплял картофелины с протвиней в печи и напихивал в них масло, сыр, морепродукты и другие ингредиенты, в зависимости от заказа, раздавая по ходу шутки и не забывая отсчитывать сдачу. Перекус удался на славу, все было сытно и вкусно.

В сытом состоянии легче любоваться красотами Большого Трианона, где «орхидеи уже расцвели» (с – «Собака Баскервилей»). На входе у меня благополучно изъяли штатив, и это предопределило наш дальнейший маршрут – пришлось возвращаться сюда, к камере хранения. В противном случае мы могли сделать круг и выйти к садам Версаля с другой стороны.

Дворец Большого Трианона

В Трианоновском дворце все было предсказуемо – массивные люстры с висюльками, мебель в различных цветовых гаммах – голубых, малиновых, ярко-желтых. Вазы, диваны, стулья, мраморные столики, картины с чувственными сценами и видами на версальский архитектурный ансамбль на разных этапах его истории, витражные росписи. Снаружи – все то же великолепие лужаек и цветов, все ярко и ухоженно. Аккуратно подстриженные деревца, с причудливыми геометрическими формами листвы, скульптуры и бюсты (один из них, семнадцатого века – Антонина – по неведомым причинам отсутствует). Погуляли еще по дорожкам и полянкам, дошли до Дворца Любви, где королева уединялась со своими любовниками.

После этого мы потихоньку повернули назад, и в течение получаса наслаждались «поющими фонтанами» — за них даже берут отдельную плату и проверяют выборочно, можешь ли ты созерцать это чудо. По правде говоря, никакого благоговейного трепета я лично не испытал, фонтаны как фонтаны, красиво, конечно.

Версальский дворец

Напоследок добрались до самого Дворца, уже уставшие от многочасовых гуляний по королевским дворцам и Трианонам. Как и было предсказано, никакой очереди уже не было, но только что забранный из одной камеры хранения штатив пришлось заново сдать в другую. Мы галопом пронеслись по королевским покоям, побывали и в знаменитой Зеркальной аллее, хранящей секреты венецианских мастеров. Поразились неуютности королевской спальни и кровати с балдахином. Полюбовались на полотна, изображающие сражения и сюжеты из библейской жизни, росписи на сводах потолков, на статуи Наполеона и Людовика Четырнадцатого.

В общем, когда выходили, туристов уже начали потихоньку выгонять – лавочка закрывалась, и забрать мой штатив из камеры хранения оказалось непросто – нужно было обогнуть здание с другой стороны, благо помог какой-то добродушный француз, подсказал, куда идти.

Последний забавный случай произошел на станции RER. Турникеты не работали, началась нездоровая суета, люди буквально руками раздвигали затворки и перепрыгивали через заслоны.

День получился насыщенным, все задуманное удалось, и если мы и не провели в самом дворце достаточно времени, то не беда – это и не нужно. Гораздо интереснее наблюдать все это со стороны, лицезреть сочетание природы и чудес, созданных руками человеческими. Теперь для меня Версаль – не просто слово из Википедии. Оно вызывает во мне эмоции и воспоминания о нашей поездке.